#ЛицаЗауральяМальцев

Мальцева Терентия Семёновича — полевода колхоза «Заветы Ленина» Шадринского района Курганской области, Почётного академика ВАСХНИЛ, дважды Героя Социалистического Труда, Почётного гражданина России, лауреата Сталинской премии, Почётного гражданина Курганской области знали на планете почти все хлеборобы. Без жизни, работы, творческих поисков этого человека невозможно представить ни историю России, ни теорию и практику мирового земледелия. В огромной полевой лаборатории, в которую превратилась колхозная пашня, рождались нестандартные, смелые идеи. Проверенные и испытанные практикой, они со временем превратились в мальцевскую систему земледелия. Она включала в себя Мальцевскую обработку почвы, сроки сева, способы борьбы с сорняками. Мальцевские орудия. Мальцевские пары. Мальцевские сорта. Те, кто не воспринимал его идеи, писали ему письма.

ВОТ ПИСЬМА К ВАМ…

Так каждое утро  говорила почтальон Галя, принося в дом Терентия Семёновича толстую пачку писем. Он брал их в свои шершавые, натруженные за целую жизнь руки, перебирал, словно лаская, разноцветные конверты. Потом бережно клал всю пачку в центр рабочего стола до того тихого часа в доме, когда реже будет звонить телефон, хлопать дверь, впуская и выпуская гостей.

В один из таких тихих вечеров Терентий Семёнович попросил почтальонку прочитать эти письма. И была в его просьбе та мягкая теплота, с которой говорят о самых близких и дорогих сердцу людях. Почтальонка читала медленно, а он, откинувшись назад и наклонивши голову, чутко вслушивался в эти пока чужие и незнакомые судьбы, переспрашивал имена и фамилии. Сидел, молча, сосредоточенно. Может быть, эти письма напоминали ему, то далёкое военное время, когда его старший сын Костя в конце июня 1941 года ушёл на фронт прямо с покоса, обтерев пучком травы косу и бережно опустив ее на отаву. От Кости приходили письма, в которых он  рассказывал о своей учёбе в артиллерийском училище и очень интересовался делами отца.

 «Добрый день, мои горячо любимые родители. От всего сердца шлю пламенный привет с самыми добрыми пожеланиями в вашей жизни, о которой так много скучаю и которую так сильно обожаю. Милый папа, теперь я хочу поговорить с тобой.

Ты знаешь, как я сильно, находясь дома, увлекался твоей специальностью, которой мечтал посвятить свою жизнь. Я так её полюбил, что мне кажется, что ничего нет на свете, чтобы отбить мою любовь к ней. И теперь, когда я готовлюсь быть артиллеристом, я не забываю и о том, что когда-нибудь буду специалистом по сельскому хозяйству, продолжать твою благородную работу. Я так скучаю о тех книгах, которые я так страстно мечтал прочитать. Дома у меня осталось многое, многое, что я думал  почерпнуть себе в голову, но не удалось. А всё же, еще раз скажу, что любовь к сельскому хозяйству, к философии у меня сохранится на всю жизнь, и я постараюсь стать в будущем агрономом».

Письмо было датировано 20 ноября 1941 года. То длинные, то короткие письма  Костя писал  и в 1942 году. Последнее письмо с фронта пришло в июле 1943 года. Уже неделю шли ожесточённые, кровопролитные бои на Курской дуге, участником которых был младший лейтенант Мальцев.

В августе пришло ещё одно письмо. Терентий Семенович был в конторе, когда ему подали конверт. Торопливо обведя глазами присутствующих, распечатал и начал громко для всех читать: «Ваш сын, младший лейтенант Мальцев Константин Терентьевич, — и оборвался, пошатнулся, — героически погиб в бою против немецко-фашистских оккупантов при взятии города Тростянец. Товарищ Мальцев за героизм и отвагу, проявленные в боях, награжден орденом — «Красной Звезды».

В 1954 году Терентий Семенович поехал в места, где погиб и похоронен его сын. Ветераны Великой Отечественной войны вручили гостю шкатулку с землей,  взятой на могиле его сына. (Кстати, эта шкатулка с землей и клоком волос Константина Мальцева хранится в Доме-музее Т. С. Мальцева). Терентий Семёнович встал на колени у могилы в скорбном молчании. Потом, окинув взором всех, сказал: «Спасибо вам, добрые люди, за приглашение, за светлую память о фронтовиках, о моем сыне. Отцовское всем спасибо и земной поклон». Как позднее Терентий Семёнович вспоминал: «Трудно из меня вышибить слезу, а тут я плакал над могилой и гордился: погиб он героем».

Пока почтальонка дочитывала письмо от молодого человека  из города Лиепаи, у Терентия Семёновича в памяти вновь и вновь вспоминались строчки из писем его сына. Ведь от сына у него остались только письма.

В зауральскую деревню к Мальцеву писем приходило действительно много. Дорогой Терентий Семёнович, многоуважаемый, товарищ, господин и даже сэр! По одним только обращениям можно составлять географию мальцевских адресатов. ГДР, Болгария, Венгрия, Чехословакия, Китай, США, Австралия.  Вот, например, пара писем из Китая.

«…Я простой китаец, — так называл себя автор одного из них, — осмелюсь обратиться к Вам с этим письмом… Ваши великие дела, подобно солнцу, освещают весь мир, и под вашим руководством люди идут счастливым путём. Мы уже включили в план нашей учёбы ваши методы работы и изучение ваших произведений».  Вот другое послание: «Дорогой товарищ Мальцев! Вы… изучаете различные зерновые культуры, и каждый год получаете, наверное, хорошие урожаи. Могу назвать Вас профессором по растениям. И вы являетесь примером для всех.  Вы даете тысячи возможностей крестьянам быть богатыми во всём мире, поэтому я от имени простого крестьянина поздравляю Вас с успехом в вашей работе».

«Я агроном из Болгарии. Меня интересует Ваше учение по обработке земли…  Имею большое желание  иметь Вашу книгу «Раздумья о земле, о хлебе», — в 1987 году писал Софроний Методиев.

Если для зарубежных корреспондентов Терентий Семёнович в первую очередь всё-таки учёный – агроном, то соотечественники воспринимали его намного шире.

«Здравствуйте, Терентий Семёнович!  Пишу Вам, как отцу…» « Как отцу…» Дивная музыка слов и чувств и неодолимая их сила. Как отцу… Скажите, где, в какой стране возможно такое понимание и взаимное обсуждение не просто личных – общественных, государственных проблем, если после передачи Центрального телевидения, посвященного делегату XXY съезда партии Т. С. Мальцеву, пришло более 8 тысяч писем! О чём они? О многом.

 Учитель: «Мне надо с Вами свидеться и поговорить о трудовом воспитании школьников». 

«Вы утвердили мою самую сокровенную мысль, что на земле стоит жить только тогда, когда есть любимое дело. Если будет у меня внук, то имя ему будет — Терентий».  Геолог, Алма-Ата.  

Вот такие простые письма с простыми словами.  Родные, как люди. 

Во всём прекрасном, мудром его облике виделась забота о других, такая искренняя, которая идёт прямо из сердца.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *